понедельник, 31 июля 2017 г.

Миф о росте российской экономики долго не прожил

Экономика России прекратила рост

Рекордный за 5 лет рост экономики, который официальная статистика обнаружила весной, выдохся и вернул Россию в стагнацию.
В июне российский ВВП перестал расти впервые за три месяца - месячный размер экономики, скорректированный на календарные факторы, остался на майском уровне - 7,2 трлн рублей, сообщил в оперативной оценке Внешэкономбанк.
Обеспечить нулевой результат помог приток нефтегазовой выручки, который был направлен на скупку импортных товаров - об этом свидетельствует прирост оптовой торговли, ставшей позитивным "вкладчиком" в ВВП, объясняет главный экономист ВЭБа Андрей Клепач.
Кроме того, на 0,9% выросли объемы строительства, что, однако, объясняется эффектом низкой базы после почти 20-процентного обвала в предыдущие два года.

Производственный сектор экономики, тем временем, снова вернулся в состояние спада. Причем если добывающие предприятия остались на грани стагнации (минус 0,1%), то фабрики и заводы в сегменте обработки сократили выпуск на 0,6%.
В состоянии тяжелой депрессии осталась почти половина экономики, связанная с непосредственной продажей товаров и услуг населению.
Оборот розничной торговли отказывается расти третий месяц подряд, несмотря на данные Росстата, фиксирующие рост реальных зарплат, констатирует ВЭБ. Продажи в магазинах в июне прибавили лишь на 0,1%, в мае фиксировался такой же спад на грани погрешности измерений (0,1%).
"Восстановление потребительского спроса пока остается достаточно слабым. Розничные продажи последние три месяца практически не растут, а услуги населению в июне продемонстрировали значимое сокращение", - говорит Клепач.
Отсутствие платежеспособного спроса после обвала доходов населения - ключевой тормоз для развития экономики, об этом говорят большинство топ-менеджеров промышленных предприятий, говорит директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.
Статистика, по его словам, свидетельствует о том, что рост производства начале года оказался в значительной работой предприятий "на склад" - с весны растут запасы готовой продукции, вынуждая бизнес корректировать планы в сторону сокращения производства.
Большинство руководителей переоценили возможности экономики и скорость ее восстановления, соглашается заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло.
Индекс спроса на промышленную продукцию, который рассчитывает Markit, находится в минусе два месяца - в мае он составил 49,5 пункта, в июне 49,1 пункта, оба раза не дотянув до критической 50-балльной отметки, отделяющей расширение от сжатия.
Препятствий для развития слишком много, они замыкаются в порочный круг и неустранимы в одночасье: из-за дыры в бюджете государство сокращает капвложения и расходы на зарплаты; доходы населения сжимаются в реальном выражении, выжигая платежеспособный спрос; не получая финансовых ресурсов, предприятия не могут вкладываться в модернизацию, в то время как износ основных фондов превысил 50%, перечисляет Остапкович.
Максимум, на что способная прошмыленность в ближайшие три года, - это "позитивная стагнация" с ростом ниже мировых темпов, около 2% в год, говорит он.

Экономисты развенчали миф Росстата о росте промышленности в России 

Рост промышленного производства в России, о котором отчитывается Росстат, является результатом манипуляций с методикой подсчета данных: если использовать прежнюю методологию, которая действовала до ноября 2016 года, российская промышленность остается в минусе по сравнению с 2014 годом, а признаки оживления показывает лишь в отраслях, которые субсидируются государством.К такому выводу пришли экономисты РАНХиГС и Института Гайдара, проанализировав официальную статистику за последние 3 года.
Напомним, изначально Росстат оценивал спад промпроизводства в 2015-16 гг в 3%. В ноябре, вскоре после того, как президент РФ Владимир Путин поручил ускорить экономику до темпов выше мировых, начался пересчет данных с использованием нового Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД2). Результаты повергли экспертов в шок.
Кризис в промышленности был де-факто объявлен статистической ошибкой: спад 2015-го года уменьшили в 4 раза (с 3,4% до 0,8%), а в 2016-м году выявили рост на 1,3%, который к маю, согласно Росстату, ускорился до рекордных за 5 лет 5,6%. Отчасти "экономическое чудо" может объясняться тем, что данные корректировали на сезонность, используя слишком короткий статистический ряд (2013-17 гг), предполагают эксперты РАНХиГС.
Пересчет показателей по прежней методологии (ОКВЭД-2007) рисует совершенно иную картину, указывают они.
Так, с июля 2014-го по апрель 2017 года объемы выпуска в целом не выросли на 7%, а упали на 1,8%. В добыче сырья фиксируется рост - на 5,3%, который, однако компенсируется еще большим - на 5,5% спадом в обработке.
За три года производство машин и оборудования сократилось на 8,3%, электрооборудования - на 11,6%, транспортных средств - на 25%.
"Некоторый рост объемов производства пищевой промышленности и производства машин и оборудования, наблюдаемый еще с конца 2016 года обусловлен, как и ранее, прямыми субсидиями государства. Остальные отрасли обрабатывающей промышленности продолжают стагнировать", - говорится в докладе РАНХиГС.


"Анализ выделенной экспертами Института Гайдара трендовой составляющей индексов промышленного производства говорит о наличии небольшого роста в ряде отраслей промышленности, который, однако, пока не перерос в общую тенденцию и за редким исключением является следствием государственных субсидий, а не конкурентоспособности продукции", - заключают эксперты.


Комментариев нет:

Отправить комментарий